USD
1
Доллар США
65,993 -0,623
EUR
1
Евро
74,902 -0,634
CNY
10
Китайских юаней
94,987 -1,060
JPY
100
Японских иен
58,270 -0,446
Дата: 17.11.2018
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Захоронения в городской черте

 

2501-18-1

Тема Лукашова на расширенном заседании Хабаровского краевого совета ВООПИК, проходившего под занавес года, не была случайной: исполнилось 75 лет с его кончины. Он завещал похоронить себя в плодово-ягодном питомнике, который им был основан и взлелеян. Позже на могиле появился бюст. Автор - скульптор Ян Мильчин. Тот самый, что создал статую Ерофея Хабарова, украсившую привокзальную площадь.

Тамару Бессолицыну, ответственного секретаря краевого совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, которая не один десяток лет опекает бюст Артемия Максимовича Лукашова, можно считать его биографом. Выступая на расширенном заседании краевого совета, она не преминула перечислить жизненные вехи первого дальневосточного селекционера.

Родился в 1870 году на Черниговщине. В 1901 году перебрался на жительство в Хабаровск, где занялся садоводством на шестнадцати сотках у Верхнего, ныне Центрального рынка. После установления советской власти местные органы усмотрели в деятельности Лукашова частнособственнический интерес, и садовод оставил Хабаровск.

В 1931 году в центральной прессе в его защиту выступил Иван Мичурин. Поддержка известного всей стране селекционера возымела действие. В 1934 году в районе улицы Степной краевой столицы было выделено без малого сто гектаров для плодово-ягодного питомника, директором которого был назначен Лукашов. В 1940 году выведенные им зимостойкие сорта груш, а также слив, яблонь, абрикосов, получили признание на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве.

Печальные обстоятельства

Когда вдохновленная вниманием слушателей Тамара Семеновна стала перечислять имена членов семьи Артемия Максимовича, в честь которых он с любовью называл новые сорта груш, ее деликатно остановили. Ведь вопрос о Лукашове попал в повестку дня краевого совета ВООПИК в связи с печальными обстоятельствами. Бюст на могиле селекционера, изготовленный в 1953 году, причем не из металла, а из бетона, а потому весьма чувствительный к природной среде, оказался на грани разрушения.

Когда существовал плодово-ягодный питомник, такого никто не мог себе представить. Предприятие, ежегодно собиравшее без малого полтысячи тонн фруктов и ягод, продававшее дачникам до полумиллиона саженцев, содержало в образцовом состоянии не только бюст своего основателя, но и всю территорию питомника в Железнодорожном районе краевого центра.

В приснопамятные 90-е годы плодово-ягодный питомник не избежал участи других сельхозпредприятий, разгосударствление которых обернулось их ликвидацией. На землях, принадлежавших питомнику, выросли мусорные кучи. Отсутствие ухода за скульптурой привело к тому, что от нее стал отслаиваться бетон.

- Мы обратились в комитет по управлению Железнодорожным округом администрации Хабаровска, - напомнила Бессолицына. - Но та реставрация памятника, которая была выполнена в 2013 году при содействии комитета по управлению Железнодорожным округом, нас расстроила. Это была халтура, и она усугубила плачевное состояние памятника.

На заседании краевого совета ВООПИК было решено доставить бюст Лукашова в цех Дальневосточного художественного фонда на улице Промышленной. Начальник цеха Сергей Чухломин, осмотрев скульптуру, обратил внимание на множество трещин, по которым в бетонное нутро попадала вода. С наступлением морозов она превратилась бы в лед - и бюст развалился бы на куски.

- Худшее позади. Средства на реставрацию собраны, скульптурно-монументальный цех приступил к работе, памятник селекционеру будет возвращен на место в лучшем виде, - заверил начальник краевого управления государственной охраны объектов культурного наследия Виктор Полещук.

Ну а что потом? Ясно, что бетонный бюст нуждается в постоянном уходе, что вряд ли возможно. К тому же бывшие земли плодово-ягодного питомника - территория неохраняемая. Туда наведываются не только волонтеры, загружающие мусор в КАМАЗы, но и люмпенизированная публика.

С искажением фамилий и дат

Не возбраняется оглядываться на советское прошлое, когда не только жилмассивы, детсады, клубы содержались предприятиями, но и захоронения и памятники. Но чем дальше, тем понятней, что возврата к ведомственному соцкульбыту не будет. Как очевидно и то, что у местной власти для ухода за находящимися в разных концах города захоронениями не хватает ресурсов. Отсюда череда вопиющих просчетов, недомыслия, головотяпства.

«Металлисты» обезобразили обелиск, установленный в зеленой зоне поселка имени А.М. Горького на месте захоронения партизан А.И. Ванюковского и И.Ф. Рыженко, замученных японскими интервентами в 1920 году. При восстановлении букв и цифр были искажены фамилии и даты, что стало шоком для потомков партизан и краеведов.

А нашумевшая история с главной площадью краевого центра, которая при реконструкции в 1998 году утратила памятный знак красноармейцам, павшим смертью храбрых при конфликте на Китайско-Восточной железной дороге?

- Принято решение о перезахоронении останков красноармейцев, погибших в 1929 году, на аллее Славы матвеевского кладбища, - говорит Полещук.

Наверное, это правильно. Но почему раньше не было сделано? Это не упрек начальнику управления государственной охраны объектов культурного наследия, созданного в структуре правительства края полтора года назад. Очевидно, что аллеи Славы два десятка лет назад не было. Хотя, наверное, появилось осознание, что захоронения в центре города не свидетельствуют о высокой общественной культуре. Не потому ли ряды могил у кремлевской стены в Москве вызывают больше споров, нежели почитания?

В зоне застройки

- Первой захоронением на аллее Славы стала братская могила моряков-амурцев, погибших в 30-е годы при взрыве склада боеприпасов Амурской военной флотилии. Она была вынесена из зоны жилищного строительства в Краснофлотском районе, - информировал начальник отдела по организации деятельности общественных кладбищ городского управления ЖКХ Александр Нимчук.

Там же, на аллее Славы, с воинскими почестями были преданы земле останки известного летчика 30-х годов Александра Светогорова, а также экипажа и пассажиров самолета «Савойя», который потерпел крушение на маршруте Александровск-Сахалинский - Хабаровск.

Нимчук убежден: захоронения из городской черты будут перемещаться на аллею Славы. Это следствие не административного жима, а объективных обстоятельств. В их числе уплотнение застройки, продолжающаяся люмпенизация населения и невозможность обеспечить охрану памятников на городских окраинах.

Не менее серьезный довод - оставшаяся на уровне деклараций система прикрепления захоронений и памятников к юридическим лицам. Так, десять с лишним лет назад возглавляемый Юрием Устиновым межрайонный совет садоводов взял шефство над могилой и бюстом селекционера Петра Шуранова в одноименном питомнике, что в двух шагах от здания совета садоводов. Но когда Устинов был отправлен в отставку, а среди его преемников началась склока, питомник Шуранова с бетонным, а значит, нуждающимся в постоянном уходе бюстом его основателя выпал из поля зрения садоводов-общественников.

Другой не менее характерный пример. В зоне высотной застройки в Железнодорожном районе оказались могила и надгробье убитых в апреле 1920 года японскими оккупантами артиллеристов, а также учителя И.Т.Наумова и ученика Ф. Балицкого. Подрядчик выразил стремление облагородить памятное место, в частности, разбить сквер. Был разработан эскиз, начались согласования в инстанциях, однако позже подрядчик от инициативы отказался. Причина - ему не выделили средства на продолжение строительства микрорайона.

- Аллею Славы мы видим местом, где не только проводятся захоронения, - пояснял Нимчук. - На наш взгляд, здесь уместны уроки памяти. Возможно, найдется туристическое агентство, которое возьмется организовать сюда маршрут, как это делается в Москве и Санкт-Петербурге, не говоря уже о зарубежных городах.

- Перенос захоронений и памятников, который стоят на государственной охране, не так прост, как это кажется на первый взгляд. Нужно получить разрешение в Москве, разыскать родственников и взять у них письменное согласие, провести экспертизу. Между прочим, федеральным министерством культуры перенос не приветствуется, - поясняет начальник краевого управления государственной охраны объектов культурного наследия.

Позиции очевидны. Но говорить об антагонизме между муниципальными и региональными структурами вряд ли уместно. Хотя бы потому, что решение о переносе на аллею Славы матвеевского кладбища останков погибших в 1929 году красноармейцев принято на региональном уровне, ведь главная площадь города, где они были похоронены, находится в ведении края.

Вне ландшафта и … души

- Аллея Славы не сгладит негативного отношения к матвеевскому кладбищу, устроенного на болоте, в котором тонут захоронения. Не думаю, что туда когда-нибудь станут водить туристов. На что смотреть? На однотипные надгробья? На подступающий к ним бурьян в человеческий рост? - высказывается Александр Чернявский, журналист и писатель, автор статей и книг по истории и культуре края.

Два с лишним десятка лет назад художник Владимир Бабуров предложил проект некрополя, который поддержали ученый совет краеведческого музея, региональное отделение Российского фонда культуры, другие общественные организации. «Дай Бог осуществиться!», - вписал собственной рукой в обоснование проекта Всеволод Сысоев.

- Для размещения некрополя я предложил место у владивостокского шоссе. Там, в пределах городской черты, некрутая сопочка, поросшая лесом. Лучшего места для мемориального парка с некрополем, на мой взгляд, не надо было искать, - вспоминает Бабуров. - Ландшафт располагал к умиротворению, размышлениям, неспешным прогулкам.

Из его проекта на матвеевское кладбище перекочевала аллея Славы. Впрочем, сам Бабуров считает ее неизменной составляющей захоронений большого города. Сожалеет он об одном - игнорировании ландшафтной среды при размещении матвеевского кладбища, что сделало его пустым пространством, не вызывающим душевного наполнения.

Это следствие чего - традиционной нехватки бюджетных средств или не менее традиционной ограниченности принимающих решения? Ну а как еще воспринимать православный крест на перенесенной на аллею Славы могиле моряков-амурцев, которые служили и погибли в 30-е годы, можно сказать, в пик антирелигиозной пропаганды? Не уместней ли было изобразить на постаменте пятиконечную звезду, иные атрибуты советской эпохи или же крест припасли заранее, его надо было установить на первой попавшейся могиле, чтобы отчитаться?

Обилие слов о памяти и патриотизме, всевозможные акции не прибавили внимания к захоронениям и памятникам. Наверное, перемещение на аллею Славы матвеевского кладбища гарантирует им сохранность. Но избавит ли это от забвения, поверхностности, варварства?

Михаил Карпач

На снимке: православный крест на могиле краснофлотцев воспринимается как абсурдное смешение эпох.

Фото из открытых источников

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика