USD
1
Доллар США
66,876 -0,017
EUR
1
Евро
76,185 0,127
CNY
10
Китайских юаней
97,188 0,192
JPY
100
Японских иен
60,406 0,025
Дата: 18.08.2018
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Монументальное продвижение

 

0707-16-4

Если местные производители в Хабаровске поддерживаются, то почему скульптуры везут издалека?

В год 160-летия Хабаровска и 80-летия Хабаровского края уместно вспомнить памятник, ставший символом города и края. Это памятник первопроходцу Ерофею Хабарову на площади у железнодорожного вокзала.

В преддверии 100-летия Хабаровска он был создан местным скульптором Абрамом Мильчиным. Сегодня в это верится с трудом, поскольку и памятник первостроителю города Якову Дьяченко, и памятник маршалу Василевскому, и другие памятники, еще не воздвигнутые, но уже заявленные, были исполнены или исполняются за тысячи километров от Хабаровска.

Памятник Дьяченко - работа Александра Рукавишникова, который живет и творит в Москве. Народный художник РФ, он известен за пределами профессионального сообщества памятниками Достоевскому у Российской государственной библиотеки, Никулину у цирка на Цветном бульваре, генералу Скобелеву у академии Генерального штаба, а также Шолохову, Рахманинову, Яшину, другим выдающимся соотечественникам.

Не менее колоритная фигура - академик Российской академии художеств Салават Щербаков. В его активе памятники Столыпину и Королеву в Москве, Алиеву в Баку. И, конечно, памятник маршалу Василевскому в Хабаровске.

Но ведь и в 50-е годы были выдающиеся мастера скульптурного жанра. Например, Евгений Вучечич, автор памятника воину-освободителю в берлинском Трептов-парке. Или Николай Томский, монументальная лениниана которого перешагнула границы СССР, отодвинув на второй план другие его работы, в частности, памятник Ломоносову у главного корпуса МГУ.

В общем, накануне 100-летия Хабаровска, которое пришлось на 1958 год, у председателя горисполкома И.И. Романова, как и у председателя крайисполкома Ф.П. Котова, не говоря уже о первом секретаре крайкома КПСС А.П. Шитикове, был выбор. Заказать подобающее творение московским мэтрам, лауреатам всевозможных премий и конкурсов, или дать возможность проявить себя местным кадрам. Представители партийно-советской номенклатуры, позже осужденной и низвергнутой, поручили перебравшемуся из Биробиджана в Хабаровск Абраму Пейсаховичу Мильчину, пожалуй, решающую составляющую празднования 100-летнего юбилея.

Другой Дьяченко

По словам Владимира Бабурова, работавшего с Абрамом Мильчиным в скульптурном цехе краевого отделения союза художников РСФСР, создатель бронзового Хабарова и через четверть века после появления памятника не мог объяснить коллегам, почему был удостоен высокого доверия власти. Впрочем, они не утруждали его вопросами, поскольку знали, что Абрам Пейсахович прошел Великую Отечественную, был контужен, потерял речь, восстановление которой состоялось непросто.

- В начале 50-х годов на краевую выставку он представил кабинетную скульптуру, которая всегда7 представляет собой рабочую модель для будущего памятника, - рассказывает Бабуров. - Об этом кабинетном Хабарове он, пожалуй, забыл. Но те, кто принимал решения о подготовке к 100-летию Хабаровска, не забыли. Тогда скульптурного цеха не было, и ему было выделено подобающее помещение, если не изменяет память, железной дорогой. Там он скульптуру в натуральную величину вылепил из глины, после чего отформовал в гипсе. И гипсовый Хабаров опять-таки железной дорогой отправили на запад, откуда он вернулся отлитым в бронзе.

Чем больше проходит времени с момента установки памятника, который сделал Мильчина знаменитым, тем больше подробностей о самом скульптуре и процессе работы над памятником появляется в воспоминаниях. Цитировать их вряд ли есть смысл, поскольку главное - это доверие власти творцу, благодаря чему на свет появился шедевр, на десятилетия ставший визитной карточкой города и края.

Если точней, то доверие местных властей местным творцам, чего в последние годы не наблюдается. В мастерской того же Бабурова можно увидеть кабинетную скульптуру Якова Дьяченко. Он сидит за складным столиком, на котором видна карта. Два ряда пуговиц на мундире, сабля, накинутая на плечи шинель. Наверное, так и выглядел командир полуроты, высадившейся в диком месте. Кажется, где-то рядом его подчиненные ставят палатки, роют землянки.

Бабуров участвовал в творческом конкурсе, объявленном администрацией Хабаровска, где был отмечен и премирован. Но на постаменте, воздвигнутой на первой улице Хабаровки, ставшей Хабаровском, другой Дьяченко. По образу и подобию князя Александра Невского в исполнении лауреата пяти сталинских премий Николая Черкасова из одноименного кинофильма. Высокий, стройный и, как деликатно выразился директор хабаровских художественно-производственных мастерских Александр Старцев, романтичный.

Помнится, когда памятник еще не стоял, а шло обсуждение предстоящей работы над воссозданием облика первостроителя, констатировалось, что фотографий Дьяченко не сохранилось, поэтому образ возможен лишь собирательный. Это неправда. Бабуров нашел фотографию Дьяченко во Владивостоке. Причем, в фотоальбоме о Хабаровске, изданном в 1979 году Хабаровским книжным издательством. Там у Дьяченко широкое лицо мелкопоместного дворянина и усталый взгляд офицера, получившего капитанские погоны в сорок лет. Таким он выглядит у Бабурова, но заказчику в лице городской администрации требовался дворянин и офицер в романтическом ключе, что и было исполнено москвичом Рукавишниковым. Выходит, среди хабаровских скульпторов романтики отсутствуют?

Бабуров не в обиде: памятником Николаю Задорнову он, пожалуй, увековечил себя еще в 1998 году. По словам скульптора, его работа состоялась, поскольку с самого начала была поддержана родственниками писателя. В частности, его сыном Михаилом, который взял на себя расходы по изготовлению и установке памятника. Если бы их финансировал бюджет, Бабуров убежден, что его бы отодвинули, предоставив зеленый свет очередному варягу.

Возможно, Владимир Филиппович как человек творческий, а потому эмоциональный в чем-то перегибает палку. Но вот факт: художественно-производственные мастерские не первый год выдают на-гора вазоны да урны. Продукция востребованная, хотя понятно, что творческие силы Хабаровска способны на неизмеримо большее.

Несостоявшаяся «Конница»

- Когда завершалось строительство площади города воинской славы, к нам обратился главный художник города с просьбой подключиться к изготовлению барельефов. Нам показали фотографии: те барельефы, которые были исполнены в Санкт-Петербурге, действительно вызывали неприятие. Вытянутые формы, непонятные пропорции, вычурное решение, - рассказывает Старцев.

Исправить питерскую халтуру, вернее, создать новые барельефы вызвался хабаровский скульптор Владимир Гуенок с коллегами. На основании материалов, подготовленных гродековским музеем, в сжатые сроки были выполнены барельефы, в полной мере отражающие вклад Хабаровского края в святое дело защиты Отечества на всех исторических этапах. Причем, без каких-либо деформаций образов, чем отличался отвергнутый вариант, сотворенный на другом конце страны.

Однако безупречно выполненная работа, ставшая изюминкой площади города воинской славы, которая возводилась по типовому образцу, закрепленному нормативными актами, не прибавила заказов в портфеле художественно-производственных мастерских. Как утверждают злые языки, в Москве у известного скульптора в почти готовом виде и памятник Невельскому, который должен встать в краевом центре на амурской набережной, и памятник Чехову для одноименного сквера, создаваемого в том же Хабаровске у городских прудов. Конкурсные и прочие полагающиеся в таких случаях процедуры будут соблюдены: юристы свое дело сделают так, что комар носа не подточит.

- Самое печальное в том, что остаются невостребованными наши творческие силы. Лично для меня невосполнимая утрата - уход из жизни Юрия Кукуева, с которым мы работали семнадцать лет, - высказывается начальник скульптурно-монументального цеха художественно-производственных мастерских Сергей Чухломин.

Талант Кукуева был разносторонним и очевидным для коллег. Но остались нереализованными его проекты памятников Пушкину и Гоголю. Когда был поднят вопрос о реконструкции площади Блюхера в Центральном районе краевой столицы, Юрий Алексеевич предложил проект памятника «Конница». Это было возвращенное время, на миг остановленное творцом, героическое и вдохновляющее. Однако реконструкция площади Блюхера в очередной раз была отложена.

Был у Кукуева свой проект памятника Невельскому. Хабаровские скульпторы в память о коллеге готовы довести его до логического завершения, но тем, кто принимает решения, похоже, это не нужно. Есть мнение, что в рыночных реалиях не так важен талант художника, как его предпринимательская жилка. Упомянутые Рукавишников и Щербаков в творческой среде, наверное, больше известны как преуспевающие бизнесмены. И они, как нетрудно предположить, сумели установить партнерскими отношениям с органами власти города и края. Предположений на этот счет немало, но правоохранители молчат, значит, намеки на коррупционную составляющую не подтверждаются.

Другой вопрос - сугубо личностный. Как энергично продвигает местных производителей глава регионального пищепрома Николай Крецу! Ярмарки с ухой из рекордного котла и быком на вертеле организует, теснит завозной товар на прилавках, придумал наклейку с «сушкой» для упаковки местных продуктов. Но почему колбаса и водка от хабаровских производителей всячески приветствуется, а монументальное искусство транспортируют из столиц, забывая о том, что в поддержке нуждаются не только колбасники и водочники, но и ваятели?

Может, переместить Крецу с пищевки на культурный фронт, чтобы дела у представителей творческого цеха стали лучше и веселей?

Михаил Карпач

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика